«Cеверный рабочий» » Категория » житейские истории

Зорко одно лишь сердце…

Мы — соседи. Он верит в Бога, ходит в церковь и собирается стать священником. Он угловатый, несовременный, всегда восторженный, смущенный. У него удивительные глаза — василькового цвета, глубокие и грустные. Моя мама называет его Пьеро. По-моему, очень точно!

Невольник равнодушия

Сколько лет раздавался этот звонок в моей квартире? Лет 16, не меньше. После долгого молчания, из которого и так следовало, что звонит Марина Сысоева, слышалось невнятное: «Ыто я».

Землю топчу, небо копчу

На днях шёл по городу и встретил старого знакомого Илью Петровича: когда-то с ним вместе работал, а потом разошлись наши пути. Оказалось, Петрович теперь уже не северодвинец, перебрался в Иваново. А в Северодвинск приехал ненадолго — на море посмотреть и искупаться. Иваново ему нравится, но нет в этом городе большой воды, а море для Петровича — огромная необъяснимая любовь.

Дышали через дырочку в вагоне

Мы продолжаем публикации воспоминаний участников Великой Отечественной войны, которые председатель cовета ветеранов НИТИЦ Севмаша Елена Замарина собрала в альбом к Дню Победы.

Дом

85-летняя Настасья Семёновна всегда смотрит передачу «Давай поженимся». Правда, не совсем понимает, о чём там девки и парни болтают. Но любит делать замечания по поводу современных нарядов: ну и платья — все плечи голые. «Страм!»

От дуранды не дуреют

Деревенское детство

Кому он нужен, такой Вася?

Люблю деревянные двухэтажные дома в районе старого Молотовска. Тут как-то... патриархально, что ли. Ба! А это что за дамочка уселась на скамейке? Ведь я её знаю — Светка Соболева! Чего это с ней?..

А была ли ладонь?

Недавно я вернулась из Москвы, где со мной в метро произошёл такой непонятный случай.

О несбывшихся мечтах

Сидим с Ларисой Васильевной в беседке у её дома. Солнце весеннее, яркое.

Последний урок

— Садитесь, ребятки, садитесь!
Дружно хлопнули сорок две крышки парт. В классе наступила тишина. Четвероклассники приучены к порядку.

Создание сайта
mArtMedia